anton_i_masha (anton_i_masha) wrote,
anton_i_masha
anton_i_masha

Советская пресса об одной из лучших комедий Гайдая

17 сентября 1973 года на экраны страны вышла легендарная кинокомедия Леонида Гайдая «Иван Васильевич меняет профессию». Первоначально она была довольно тепло принята критиками, но вскоре после этого в прессе стали появляться не столь однозначные, как прежде, отзывы о фильме. Давайте посмотрим, что писала советская пресса об этом замечательном фильме.


Затем критики на долгие годы замолчали о нем, как будто его вовсе не существовало, а популярный в 70-е годы журнал «Советский экран» попытался внушить читателям мысль о якобы низком рейтинге этой комедии у зрителей.


24 сентября, газета «Правда» писала:

«Оставшись самим собой, Гайдай в новой работе, на мой взгляд, во многом довел свою интонацию, свой стиль до блеска и изящества. Не эти ли же свойства объясняют то, почему мы десятилетиями поминаем добрым словом „Веселых ребят“, „Волгу-Волгу“, „Карнавальную ночь“ — за радость присутствия на празднике мастерства?..»



"… Вряд ли найдется человек, который не улыбнется, когда: самозванец (он же активист), принимая в XVI веке шведского посла, чтобы не смолчать в ответ на “иностранную речь”, скажет: «Гитлер капут»; русский самодержец, уговаривая инженера выпить вместе с ним, изречет сакраментальное: «Ты меня уважаешь?!»; предприимчивый вор-домушник (Л. Куравлев), сняв у зазевавшегося посла орден с драгоценностями, спросит затем потихонечку у дьяка: «Слушай, старик, у вас в ювелирных магазинах драгоценности принимают?», а тот (С. Крамаров) понимающе подмигнет: «Сделаем!»


Правда не обошлось и без критики режиссёра:

«Ему, по-моему, изменяет порой вкус. Вот, например, женщина снимает парик и оказывается… лысой. Смешно? Может быть. Но как-то непривлекательно. У иного зрителя, наверное, найдутся другие замечания по тем или иным частностям. Есть и не частность: нам опять предлагают старого знакомого Шурика, однако ни режиссер, ни — особенно — актер А. Демьяненко не сумели сделать эту встречу интересной...»



Но это была не первая статья про фильм. Первые отзывы об «Иване Васильевиче» появились в прессе летом 1973 г., еще до показа фильма в кинотеатрах страны. Ф. Французов, автор статьи в июньском номере «Советского экрана», заметил, что «современность, привнесенная сценаристами в облик места действия, в характер диалога, в способ мышления героев, делает их ближе, комичнее»:

«Но «комичные» персонажи — не безобидные, а вредные социальные типы. Например, вместо сидящего на троне лжецаря Бунши важные государственные распоряжения отдает «мгновенно обнаглевший “князь” Милославский». В государеву палату врываются стражники во главе с дьяком Феофаном, «видят царя, падают ниц. Дьяк с совершенно ошалелыми от верноподданического восторга глазами вопит:»Не вели казнить, великий государь-надежа! Демоны тебя схватили, по всем палатам мы за ними гонялись, хвать, а демонов-то и нету!" И в глазах у Крамарова неподдельная, какая-то особая, идиотская радость — вот, мол, чудеса какие на свете бывают! «Были демоны, — соглашается Куравлев-Милославский, — этого я не отрицаю...» И тут же обращается к режиссеру: «А может, вместо этого сказать „мы этого не отрицаем?“ „Верно, — соглашается Гайдай, — мы… мы, мол, тут с товарищами посоветовались и решили, что правду скрывать глупо...“ „Были демоны, — повторяет Куравлев, — мы этого не отрицаем...“ И Милославский стал еще суровее и важнее, и еще разительней контраст между его начальственной солидностью и застывшим в испуге Яковлевым-Буншей-Грозным»


А вот фрагменты статьи «Острые пики комедии», опубликованной 29 августа в «Литературной газете»:

«Л. Гайдай, продолжая линию, намеченную неувядающим „Псом Барбосом…“, создал эксцентрическую, трюковую комедию, на которой можно посмеяться всласть. «Иван Васильевич» Л. И. Гайдая — это авторская, не адекватная пьесе М. А. Булгакова, работа. Ее действие перенесено из 30-х в 70-е годы XX в.: интерьер, костюмы, натура-ультрасовременные. Осовременены и образы… героев, причем они показаны очень смешными. Фантастическая машина времени выглядит похожей одновременно на радиоприемник, кофеварку „Эспрессо“ и цветной телевизор. Царь Иоанн Васильевич слушает магнитофон и играет в футбол. Пылесос с аппетитом проглатывает сигареты и дамские чулки»




В статье охарактеризованы некоторые персонажи: «управдом Бунша (Ю. Яковлев) преждевременно вышел на пенсию и, томясь от безделья, непрестанно сует нос в чужие дела», «режиссер Якин… не только бонвиан и позер, он еще ставит исторический фильм и важно изрекает плоские сентенции об искусстве»



Ну и конечно в статье рецензент Е. Громов рассуждает об «уроках и намеках» этой картины: «Л. Гайдай едко высмеивает чванство и бюрократизм, наглость и суетность, самодурство и глупость. Великолепен эпизод, когда Иоанн Васильевич вытягивает посохом режиссера Якина (М. Пуговкин). Карп Савельевич привык самого себя считать царем и богом, особенно на съемочной площадке. А тут ему по спине. Полезно! Или сцена с зубным техником Шпаком (В. Этуш). „Сущеглупый холоп“ — припечатывает его Иоанн Васильевич. И нам становится совершенно ясно, что за мелкий человечишко этот лощеный демагог и хапуга. Таких монстров, ряженых под человека, остро высмеивал и разоблачал М. Булгаков»



После выхода фильма А. Арканов в «Советской культуре» писал: «В фильме использована только основная ситуация, схема пьесы М. Булгакова, которая вольно интерпретирована авторами и постановщиками в соответствии со своим творческим кредо, своим мировосприятием. Водевильная путаница с попаданием царя Ивана Васильевича на царский трон в XVI век показана без серьезных раскопок, без угрюмых псевдозначительных намеков на что-то. В комедии много трюков, она вызывает легкий, не обидный ни для управдома Ивана Васильевича, ни для писателя М. А. Булгакова, ни для царя Ивана Грозного» смех и снимает напряжение, перезаряжая мозг зрителя.



Другой рецензент, А. Зоркий, в „Вечерней Москве“ считал, что с пьесой „Иван Васильевич“ М. А. Булгакова фильм Л. И. Гайдая соотнесен „изобретательно, смешно, разумно и, по существу, точно“. Но, сопоставив эти два произведения, он обнаружил только внешние соответствия: коммунальная квартира — современный многоэтажный дом, радиорупор — телевизор, патефон — магнитофон, Николай Иванович Тимофеев — Шурик Тимофеев. Многочисленные трюки (Иван Грозный ползает среди детских колясок, разрубает царским кинжалом докторскую колбасу, посохом поучает Якина; „управдом, вор и стражники бегают по галереям дворца, “спасаясь от погони, Бунша вдруг превращается в… резную деревянную скульптуру», опричники браво, с песней о Марусе, отправляются в поход) критик воспринимает с добродушным смехом. Ту же реакцию вызывают у него «пресмешные» рассуждения Бунши «о чудовищных перегрузках „работы самодержца“ и препирательства его с Милославским о территориальной принадлежности Кемской волости. „Великолепно, уютно чувствуют себя “cмерды» (как выражается Иван Васильевич-монарх) в далеком историческом прошлом". Но в фильме, пишет А. Зоркий, нет «прямого назидания, морали, венчающей историю»



Более содержательным представляется отзыв М. Кузнецова, опубликованный в октябре 1973 г. в газете «Комсомольская правда». Подобно предшественникам, критик считает, что «М. А. Булгаков дал первый толчок, блистательную идею, умопомрачительную завязку… Затем же авторы кинокомедии пошли своим путем. Они изобразили целую галерею образов современников. Царь Иван Васильевич — это могучий мужчина, гордый, неистовый, сильный, эдакий лев, попавший в малогабаритную квартиру. Он жесток и вместе с тем обаятелен; это характер чертовски привлекательный. Его противоположность — суетный и вздорный Бунша, который и на троне ничтожен — не знает, что сказать, делает все невпопад, и жалок, и смешон в сползшей набок шапке Мономаха, с подвязанной щекой. Жорж Милославский — это некое уголовное дитя научно-технической революции, юный и милый жулик, несомненно охваченный всеобщим средним образованием. Его не удивляют ни машина времени, ни перенос в XVI век, где он играет роль некоего „просветителя“ среди аборигенов. Шпак изображает наивного человека, но главные черты его характера — наглость и жажда качать права. О, он своего не упустит и использует любую возможность не только отстоять свои действительные права, но и спекульнуть, нажиться на этом. И как нервно воспринимает он брошенное монархом словцо „холоп“ — ведь стрела-то попала в цель. Он и есть холоп стяжательства, раб вещей, мещанин с магнитофоном и кинокамерой последних конструкций. Режиссер Якин — соблазнитель женщин, „мужчина-вамп“ и в то же время трус, пошляк и хам. Встретившись с Иваном Грозным, он ощущает противостоящую силу и тут же от хамства быстро переходит к дружескому подобострастию. Выяснив, что перед ним не актер, а царь, Пуговкин уже не знает, как полнее услужить. Он бухается на колени, лихорадочно ищет в памяти, что бы такое подобающее случаю сказать, и, найдя, с отчаянной надеждой выпаливает: „Ваше благородие!“ Лакей!.. Нет — комедия не только смешна, она еще умна, и остра!»



Другой критик, Н. Кладо в «Московском комсомольце», почему-то датировал пьесу М. А. Булгакова 20-ми годами XX в. По его мнению, это «не самое сильное произведение талантливого автора» было всего лишь театральной «шуткой». Н. Кладо считал, что перенос ее действия в 70-е годы и путешествие героев в XVI в. понадобились режиссеру для «открытия реального смысла вещей, событий, характеров путем преувеличения, доведения до абсурда, до крайностей. Чтобы увидеть больше. Со стороны». Критик признал невероятно смешными и эксцентричными перемещение Иванов Васильевичей во времени и «беготню» управдома, жулика и царской стражи в средневековой Москве, особенно сцену «с кольчугой рыцаря, куда забирается герой». По мнению рецензента, Ю. В. Яковлев сыграл царя таким, каким «он известен даже школьникам. А вот для управдома — своеобразие, характер, неповторимость не нашли. Поэтому его поведение в древнем царстве маловыразительно, хотя и смешно». Спутник Бунши, мелкий жулик, — «ясный тип, приспосабливающийся к любым обстоятельствам». Режиссера Якина Н. Кладо охарактеризовал так же, как и М. Кузнецов: «Холуй во все времена — холуй». В представлении критика эту роль «Михаил Пуговкин исполняет по принципу: чем нелепее, отвратительнее, тем смешней. Такова же и жена управдома». Наконец, В. А. Этуш наделяет своего героя «ископаемыми» чертами, отчетливо проявившимися у жильцов «булгаковских времен коммунальной квартиры»



В. Демин в статье «Синие зайцы. Смешное и серьезное в кинокомедии, вышедшей в „Литературной России“, также обратил внимание на присущую „Ивану Васильевичу“ „атмосферу цирка, балагана, карнавальной феерии“. „Как и положено в день карнавала, — писал он, — на престол возводят шута, величание становится ироническим, почести — пародийными. Фантастическая машина, которую изобрел наш старый знакомый Шурик (А. Демьяненко), конечно, — не машина времени.

Она, машина пародии, сопоставление времен, их травестийное просвечивание друг сквозь друга, имеет только одну цель — узнавание в знакомом незнакомого, в привычном — нелепости… Привычная фраза: “Товарищи, проходите, не стесняйтесь!” — странно звучит только из уст государя, направленная к челяди. Пир оказывается банкетом, прием послов может прерваться на обеденный перерыв, чинные боярышни здесь не прочь пройтись в самом залихватском шейке, а стоит тебе запутаться в колокольных канатах, как колокола сами собой отзвонят сначала “Чижик-пыжик», а затем торжественно, с душой — «Подмосковные вечера». Мир удваивается, трансформируется, еще чуть-чуть — и он замкнется на самом себе, на грани абсурдистского комикования". По мнению критика, «самая главная роль отведена управдому». В ней Ю. В. Яковлев предстает робким, чванливым, трусоватым, хамоватым человеком. Подпись Бунши на указной грамоте «и. о. царя» — наглядное свидетельство осторожностии нерешительности перестраховщика. В. Демин считал главным достоинством фильма «Иван Васильевич меняет профессию» настоящий юмор, но при этом критиковал финальные кадры комедии, «со всей этой милицейско-психиатрической суматохой»

Tags: иван васильевич меняет профессию, комедия, ссср, фильм
Subscribe

Buy for 10 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments